Трехкратная чемпионка России ответила на вопросы Этери Кублашвили


– Саша, поздравляю с победой на Суперфинале и на Еврокубке! Как оцениваешь свое выступление в Москве и, главное, свою игру сейчас, по прошествии некоторого времени?

– По уровню игры это был один из лучших моих Суперфиналов, потому что бывало, что я и по три партии проигрывала, но потом все равно становилась чемпионкой. Здесь я показывала очень хорошую, плотную игру. В целом, это один из тех редких турниров, где мне ни за одну партию не стыдно.

Не могу сказать, что по ходу соревнования я прям-таки «догоняла» Полину Шувалову. Моей целью было показать хороший уровень игры, и до турнира я предполагала, что этого будет достаточно. Так, в принципе, и получилось: я никуда не гналась, не рвалась, играла плотно, уверенно, и этого хватило.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Какой партией особенно довольна?

– Были хорошие партии с Алисой Галлямовой, Ольгой Гиря, Валентиной Гуниной. Все они достаточно неплохие.

– С каким настроем шла на тай-брейк? Как в целом относишься к дополнительным матчам?

– Поскольку правила и регламент известны до турнира и участники подписываются на это, то вопрос, как ты относишься к тай-брейку, уже не стоит. Выбора-то нет, правила знают все. Никогда не будет идеальных условий, и все не будет складываться так, как тебе хотелось бы. Конечно, такое иногда случается, но рассчитывать на это не стоит.

Тай-брейки после Суперфинала всегда предусмотрены в положении, они игрались практически все последние годы. Поэтому все просто: пошла и сыграла.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

Что касается отношения к дополнительным матчам, то здесь выбор очень простой: либо ты играешь тай-брейк, либо учитываются дополнительные показатели. Конечно, всегда честнее играть дополнительный матч, где все-таки исход зависит от тебя самой, а не от каких-то условных цифр. Понятно, что личная встреча объективна, но при этом есть количество побед, количество партий черным цветом, а это довольно сомнительные, на мой взгляд, вещи.

Бывает, что у тебя получается хорошо сыграть на тай-брейке, а бывает, что нет. Тут все зависит от тебя, и жаловаться на это не стоит (с улыбкой).

– Забавно, что Полина, как и ты, из Орска, хотя вы обе там уже давно не живете. Пересекались ли вы когда-нибудь в детских шахматах?

– У нас разница в возрасте – три года, а для детских шахмат это много. Так что в турнирах мы не играли, хотя папа помнит, что я как-то давала сеанс в Орске, и Полина в нем участвовала.

Я помню, что мы выступали на каких-то турнирах от Оренбургской области, помню ее бабушку.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Интересно. Буквально через день после окончания Суперфинала ты снова села за доску, правда, электронную, чтобы сыграть за клуб из Монако, который выиграл женский Еврокубок. Переход от обычных шахмат к «онлайну» легко дался? Любишь ли ты в целом играть в интернете?

– Здесь имеет значение, откуда и куда ты переходишь. Переход от классических шахмат к «онлайну» дается легко, а наоборот – трудно (смеется). К классическим турнирам ты серьезно готовишься, повторяешь дебюты, все проходит в более профессиональном русле, а к игре в интернете подходишь менее основательно.

Хотя многое зависит от турнира: к официальным соревнованиям (Кубок Наций, Онлайн-олимпиада, Еврокубок) отношусь серьезно, но все равно имеется недоверие к некоторым противникам. А обычный интернет-блиц рассматриваю, скорее, как баловство.

– Как и где ты провела этот непростой год? Научилась ли чему-то новому для себя? Появились ли любимые сериалы, фильмы, книги?

– Большую часть времени я провела в Салехарде. Когда вернулась из Швейцарии после третьего этапа женского Гран-при ФИДЕ в марте, думала, что-то еще будет проводиться. У меня было приглашение на турнир в Биле, который в итоге состоялся, но я туда не долетела. Потом думали, что в сентябре в Минске будет Кубок мира, но он тоже отменился. В целом, я не переставала готовиться к турнирам, но так получилось, что они либо не состоялись, либо я до них не добралась.

Что касается книг и сериалов, то самоизоляция была уже так давно, что я не могу что-то конкретное назвать. За три последних месяца я играю уже пятый турнир и концентрируюсь только на шахматах.

Довольно много времени я «отходила» после матча с Цзюй Вэньцзюнь. Сейчас я думаю, что даже если бы не было пандемии, все равно нужно было сделать перерыв, немного выдохнуть, прийти в себя, что-то переосмыслить. Поэтому я просто приходила в себя.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Как сейчас считаешь, чего не хватило для победы в матче?

– Всего понемножку. Чуть-чуть силы игры, чуть-чуть концентрации, чуть-чуть везения, чуть-чуть физической формы. И все это вылилось в такой результат.

– Со стороны во время матча порой казалось, что ты держишься увереннее, чем твоя соперница, и давление ты оказывала…

– Потом я посмотрела кое-какие видео, но тут все-таки надо понимать, что это процентов десять от того, что реально происходит. Конечно, диванным экспертам издалека довольно легко все оценить, но ничего общего эта картинка с реальностью не имеет. Конечно, мы пытались нивелировать ее предыдущий матчевый опыт, но не до конца все получилось.

– Сейчас все только и говорят про сериал «Ход королевы». Судя по твоему предыдущему ответу, ты его не посмотрела. Из-за нехватки времени или принципиально?

– Если честно, я не очень люблю смотреть что-либо на шахматную тематику. В моей жизни шахмат и так достаточно, и после занятий, работы и игры последнее, что я хочу видеть, – это опять шахматы. Поэтому я стараюсь выбирать более отвлекающие сериалы или фильмы.

– Подниму животрепещущую тему. Ты одна из немногих шахматисток, которые довольно успешно играют с мужчинами. Как думаешь, почему не всем женщинам это удается?

– Во-первых, не все этого хотят. Во-вторых, есть чисто физиологические аспекты. Для себя я решила, что да, это тяжело и я принимаю как данность то, что физиологически я слабее, но в целом это не мешает мне конкурировать с мужчинами. Значит, нужно больше работать, брать другими факторами. Раз мне никто не мешает соперничать с мужчинами, почему бы мне этого не делать?

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Несомненно, за последнее время, особенно после матча, популярности у тебя прибавилось. Как к этому относишься? Стали тебя узнавать люди на улице?

– Мне кажется, что в Салехарде меня вообще уже все знают (смеется). Я не знаю, сколько информации с матча попадало в интернет, потому что я пыталась от этого изолироваться.

– Много.

– Но после матча для меня было удивительно то, что меня узнавали в торговых центрах, банках, люди подходили, говорили: «Молодец!» Для меня это немного напряжно. Конечно, хорошо, когда люди подходят к тебе с добрыми намерениями, но мне как-то неловко, что люди на улице знают обо мне гораздо больше, чем я про них.

– А что касается прессы, которая теперь всегда хочет взять у тебя интервью? Ты до сих пор не очень это любишь?

– Просто я не люблю говорить что-то без дела. Когда есть что сказать, я говорю. А смысл говорить просто так?

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Если бы тебе предложили на выбор место, где играть какой-нибудь важный турнир, условно, матч на первенство мира, то что бы ты выбрала? Любишь ли играть в теплых странах или холодных, на море, в горах, в больших городах или в маленьких?

– Вопрос из области фантастики, поскольку мне ничего такого не предлагают (смеется). Мне не все равно, где играть, но обычно я стараюсь рассчитывать на лучшее, но готовиться к худшему. Я всегда намечаю план действий на худшие моменты, но если будет хорошо, то прекрасно. Но такое редко случается.

При этом, бывает, что ты хорошо играешь в не самых лучших условиях, а бывает наоборот. Поэтому я все-таки думаю, что надо просто лучше, сильнее играть и не придираться к окружающей обстановке.

– Понятно. Есть ли у тебя любимый шахматист, кумир из прошлого и/или настоящего?

– У меня никогда не было кумиров. Я смотрю очень много партий: кто-то мне нравится тем, как готов в дебюте, кто-то тем, как играет – в целом или в конкретной партии, кто-то – выбором турнирной стратегии, а кто-то просто хорошо интервью дает (смеется). Это все разные люди, и кого-то одного выделить трудно.

– На партию ты всегда приходишь очень нарядная, в туфлях на каблуках. Считаешь ли дресс-код неотъемлемым правилом в шахматах или просто одеваешься «для себя» вне зависимости от регламента?

– Поскольку сейчас на большинстве турниров действует дресс-код (конечно, я не проверяю все положения на его наличие или отсутствие), я выбираю формат одежды, подходящий под общие правила; такой, где не ошибешься. Поэтому я выгляжу примерно всегда одинаково.

– Тебе важно, как ты выглядишь на видео-картинке?

– Конечно, мне гораздо важнее удобство, но сейчас важно, чтобы участники выглядели подобающим образом, поэтому я стараюсь эти два пункта совмещать. Получается как получается.

– У тебя хорошо получается.

– Спасибо.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– Где планируешь играть в ближайшее время? Как будешь праздновать новый год?

– Сейчас с турнирами совсем тяжело, вторая волна никак не спадает. В ближайшее время турниров не предвидится. Свои три этапа Гран-при ФИДЕ я уже сыграла, поэтому в Гибралтаре мне выступать не нужно. Но не знаю, как проведут этот турнир, ведь много стран снова закрылись.

Новый год, как обычно, отпраздную с семьей.

– Сколько дней ты обычно даешь себе на отдых после праздников и когда снова приступаешь к работе над шахматами?

– У меня выходные не привязаны к каким-либо праздникам. Есть турниры, к которым я готовлюсь, и здесь неважно: день рождения у тебя или Новый год. Надо работать – значит, надо работать. Отдыхать ты можешь в любое другое время, когда нет турниров. Условно, я могу отдыхать месяц, а потом три-четыре месяца работать без перерыва, потому что надо готовиться, играть, интервью раздавать опять-таки (смеется).

– В связи с этим интересно узнать: если твоя подготовка больше завязана на турниры, то играешь ты все-таки против фигур или против соперников?

– Я играю по ситуации (с улыбкой). В основном, я, конечно, играю против человека, но помимо конкретной партии есть и турнир в целом. Есть некая турнирная ситуация, которую я тоже отслеживаю. Если я считаю, что здесь надо сделать то-то и то-то и это будет хорошо для турнирной ситуации, то я просто сделаю это, и неважно, с кем играю и в какой мой соперник форме.

Но в большинстве случаев я играю против человека, а не против фигур. Просчитываю психологию, стилевые особенности.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

– На Суперфинале вы с Полиной Шуваловой играли в предпоследнем туре, ты отставала на пол-очка. Последовала быстрая ничья – это как раз-таки пример игры по турнирной ситуации?

– Не думаю, что была вольна выбирать в этой партии, поскольку у меня был черный цвет. На самом деле, я выходила с намерением играть плотно, но играть. Конечно, была вероятность примерно 50 на 50, что Полина сделает очень быструю ничью, но абсолютной уверенности быть не могло.

Тут нужно было учесть следующую ситуацию: при быстрой ничьей вероятность тай-брейка очень высока, при этом ей будет конкретно неудобно, ведь я готовлюсь к классической партии, и черный цвет у меня уже закрыт. В случае тай-брейка мне нужно, условно, полчаса, чтобы сориентироваться, подготовить белый цвет, и по сути, можно будет уже по ситуации работать. И я уже готова. А у нее для тай-брейка дело обстоит иначе, что и показала первая партия дополнительного матча, когда Полина была просто не готова еще одним цветом. Одним словом, мне было нужно меньше времени на подготовку после последнего тура, чем ей.

Но в классике это, конечно, была не расписная ничья, и не было такого, чтобы я вышла и «отсушила».

В заключение хочу добавить, что сейчас в Фейсбуке пошла какая-то буча на тему того, что у меня было больше отдыха перед тай-брейком. Но все-таки я закончила не на полдня раньше Полины, как это преподносится, а на 40 минут. Не хочу ни с кем спорить, но цифра есть цифра. Поэтому не могу сказать, что на дополнительный матч я вышла очень свежая и отдохнувшая.

— Саша, спасибо за беседу и удачи!

— Спасибо.

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

Александра Горячкина: У меня никогда не было кумиров

Фотографии Этери Кублашвили и Владимира Барского