Дмитрий Кряквин подводит исторические итоги дебютных споров Василия Смыслова и Михаила Ботвинника

В эти дни в Москве проходит Мемориал Василия Смыслова – 10 гроссмейстеров сошлись за столиками, чтобы почтить память седьмого чемпиона мира. Возможно, после сказочного Кубка мира зрителю кажется, что в Мемориале не хватает звезд самой первой величины, но все равно хорошо, что этот интересный, боевой, со множеством амбициозных участников турнир состоялся. В партиях Давида Паравяна вообще почти каждый тур случаются фрагменты, которые воскрешают в памяти знаменитые партии Смыслова.

И так не припомню особенно соревнований в память о Василии Васильевиче, а тут 100 лет… Вообще, неприлично бы было такую дату не отметить!

Я долго думал, что бы такого написать. Смысловские темы все немного избитые: шахматы и опера, шахматный долгожитель или как в 60 лет выйти на Каспарова, мастер эндшпиля и составитель этюдов, «игрок-рука», казино и нервный Хюбнер и т.д., и т.п. Но в 2021 году не только век со дня рождения Василия Васильевича, а 110 (!) лет назад родился его исторический соперник Михаил Ботвинник.

Ботвинник и Смыслов провели целых три матча за мировую корону (1954, 1957 и 1958 годы), сыграли добрую сотню турнирных партий. И если общий счет оказался в пользу Патриарха +26 -20 =56 (молодому Василию было поначалу непросто в битвах с лидером советских шахмат), то в матчах минимальное преимущество на стороне нашедшего гармонию +18 -17 =34. Хотя по итогам корона осталась в руках более возрастного участника. Шестой и седьмой чемпионы мира – единственные, чье противостояние по масштабности сравнимо со схватками Каспарова и Карпова. Не зря Василий Васильевич в сердцах заявлял: «Мне кажется, я всю жизнь играю с Ботвинником!»

Конечно, сейчас элитных шахматистов жизнь постоянно заставляет крутиться во всякого рода развлекательных турнирах, и бьются они друг с другом в рапид и блиц регулярно, но, чтобы три матча, сотня турнирных партий… Карлсен и Непомнящий на этом фоне вообще толком между собой не играли!

О матчах написано и сказано немало и самими чемпионами, и исследователями их творчества. Вообще, Василий Васильевич слыл дебютным нигилистом и предпочитал затаскивать противников на непротоптанные тропки, но подготовка его предшественника не без оснований считалась настолько могучей, что Смыслову пришлось проделать здесь большую и качественную работу. Во многих противостояниях начали возникать целые дебютные дуэли, и победа в последней зачастую предопределяла успех во всем матче. Хотя партий в них было целых 24, и одного такого успеха зачастую оказывалось маловато.

Мне пришла мысль: а кто же из советских титанов оказался больше прав в историческом разрезе? Чей подход к теории больше подходил к современным реалиям? И чьи схемы остаются на практике и по сей день? Давайте попробуем исследовать.

Напомню, что Василий Смыслов еще до Второй мировой войны выдвинулся в число сильнейших шахматистов СССР, становясь призером чемпионатов Союза и заняв третье место в матч-турнире за звание чемпиона страны 1941 года. После войны он отличился в Мемориале Стаунтона-1946 (третий после Ботвиника и Эйве), на основании чего его включили в матч-турнир на звание чемпиона мира 1948 года, где Василий Васильевич финишировал сразу вслед за новым чемпионом мира Михаилом Ботвинником.

В турнире претендентов 1950 года Смыслов финишировал третьим, но уже через три года завоевал право на матч с Ботвинником. Их первый поединок в 1954 году закончился вничью 12:12, и московскому гроссмейстеру пришлось начинать свой путь заново. Он сумел еще раз выиграть турнир претендентов и в 1957 году таки поверг Патриарха со счетом 12,5:9,5, но в матч-реванше уступил со счетом 10,5:12,5.

В дальнейшем Смыслов еще не раз выступал в чемпионских циклах: 1959 – 4 место в турнире претендентов, 1965 – разделил победу в межзональном и проиграл четвертьфинальный матч претендентов Ефиму Геллеру, межзональный 1970 – 7-8 место, межзональный 1973 – 5 место, межзональный 1976 – 5-7 место. Но наибольший фурор вызвало его выступление в следующем цикле. В 1981-1982 годах разменявший седьмой десяток Василий Васильевич занял 2 место в межзональном, выиграл (по жеребьевке) матч у Роберта Хюбнера и чисто у Золтана Рибли, уступив лишь в финале претендентских матчей Гарри Каспарову.

В турнире претендентов 1985 года ветеран разделил 8-9 места, набрав «полтинник» и заняв место в середине таблицы. В межзональных 1987 и 1990 годов Смыслов уже выступил не слишком удачно, но играл в шахматы (и еще как!) до стыка тысячелетий. Василий Васильевич Смыслов ушел из жизни 27 марта 2010 года в 89 лет. И по количеству прожитых лет он тоже рекордсмен среди чемпионов мира.

Битва шахматных великанов

Ботвинник белыми

Проще начать с Михаила Моисеевича, практически всегда выбиравшего против Смыслова в матчах закрытые дебюты. Зачастую Василий Васильевич при матчевой необходимости бегал по разным табиям: принятый ферзевый, славянская и даже голландская защита, но все равно основных фронтов в противостоянии на этом направлении было три. Староиндийская защита с g3 и вариант Земиша, анти-грюнфельд с g3 – симметричный вариант и с d7-d5, а также схватка в защите Нимцовича с 4.e3.

Староиндийская защита. Счет +4 -2 =5 в пользу Ботвинника.

В целом, считалось, что староиндийская защита – это относительно слабое место Михаила Ботвинника. Конечно, в схватках с великими, а не избиение черных в известных партиях против уступающих в классе соперников вроде иркутского шахматиста с трагической судьбой Хрисогона Холодкевича. И с Геллером тут у Ботвинника не складывалось, и Бронштейн крови на финише своего чемпионского матча Патриарху попил, и у Таля в будущем конь на f4 под бой этой самой пешки с оглушительным эффектом пошел. Схема с g2-g3 очень хорошая, и до сих пор в партиях сильных мира сего постоянно встречается, – Лила Зеро вообще урчит всеми нейронными своими внутренностями от пространственного перевеса, умея еще его использовать. Целая серия книг Бориса Авруха написана про комплекс позиций с фианкетто! И сколько клубных игроков действует по принципу: поставь слона на g2, и будет тебе счастье.

Но Михаил Моисеевич сам научил человечество слона на g2 ставить и сам надел терновый венок, мучаясь против «старушки», пока Земиш ему на выручку не пришел. В матче бой в схеме с g3 шел с переменным успехом и закончился вничью – Ботвинник отучил Смыслова выходить на g4 слоном, а Смыслов в целом хорошо справился в схватках против вариации с e2-e3, Nge2. Главным же итогом дуэли стало, что Василий Васильевич выбил из рук соперника его коронный вариант. Здесь Смыслов продемонстрировал очень мощную разработку – Ботвинник даже заподозрил своего секунданта Кана в передаче данных. А когда Илья Абрамович отшутился, сказав, что единственной подозреваемой тут может быть домработница Ботвинника, то сразу же после матча оказался отправлен в отставку своим достаточно подозрительным работодателем.

М. Ботвинник – В. Смыслов

14 партия матча, 1954

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.g3 Bg7 4.Bg2 0–0 5.Nc3 d6 6.Nf3 Nbd7 7.0–0 e5 8.e4 c6 9.Be3

После двух сокрушительных пробоин в Земише староиндийская практически исчезла из репертуара Смыслова. Гарри Каспаров в своих «Великих предшественниках» справедливо замечает, что в 1980 году в партии против Букала Смыслов показал идею еще из подготовки к матчу с Ботвинником: 9.h3 Qb6 10.Re1 eхd4 11.Nхd4 Ne8!? Вариант очень опасный, хотя если белые не готовы, то могут быстро остаться без пешки. Ее и надо жертвовать, но за инициативу: 12.Nb3 a5 13.Be3 Qb4 14.a3 Qхc4 15.Nd4 f6 16.Rc1 Qf7 17.f4, Сарана – Ли Чао, 2018, и белые выиграли прямой атакой, – в современной практике замысел Василия Васильевича не прижился.

9…Ng4

Долгие годы это считалось принципиальным, а сейчас многие староиндийцы играют 9…Re8, переходя к главным схемам с борьбой против мощного белого центра.

10.Bg5 Qb6!?

В наши дни предпочитают 10…f6 11.Bc1 f5 или 11…eхd4 12.Nхd4 Nc5, – компьютер выбирает белых, но борьба очень сложна, и практические шансы черных велики. Смыслов же настроен осуществить ошеломившую соперника жертву.

11.h3 eхd4 12.Na4 Qa6! 13.hхg4 b5

Битва шахматных великанов

Фигура отыгрывается, но ход белых, а ферзь соперника завяз на краю доски. С другой стороны – у белых ослаблен король. В поединке Смыслов достиг своей главной цели: Ботвинник ход за ходом надолго задумывался и увяз в цейтноте.

14.Nхd4

В 1992 году Артур Юсупов применил против Гарри Каспарова 14.Be7! Re8 15.Bхd6 bхa4 16.e5 c5! 17.b4!? cхb4 Юсупов – Каспаров, 1992 и в итоге проиграл, хотя 18.Rb1! оставляло на стороне белых серьезную инициативу. Спустя годы их игру усилил одесский гроссмейстер Юрий Дроздовский:

16.c5!? Теперь опасно для черных 16…a3 17.bхa3 d3 Дроздовский – Голубев, 2008, 18.Rb1 Qхa3 19.e5, не смотрится 16…Rхe4 17.Re1 Rхe1+ 18.Qхe1 Nf8 19.Ne5 с грозной инициативой белых, а после 16…d3 17.e5 Nхe5 18.Nхe5 Bхe5 19.Re1 f6 20.Bf1 или 18…Rхe5 19.Bхe5 Bхe5 Халифман – Сепп, 2011, 20.Qe1! Bхb2 21.Rb1 a3 22.Qe8+ Кg7 23.Bхc6 черные сохраняют ресурсы для борьбы, но только в том случае, если белые не смотрели позицию на компьютере перед партией. Поэтому в наш компьютерный век редкий смельчак отваживается на вариант Смыслова в этой староиндийской табии.

14…bхa4 15.Nхc6

Уже не страшно для черных 15.Be7 Re8 16.Bхd6 Ne5 17.c5 Bхg4 18.f3 Nc4 19.fхg4 Nхd6 20.cхd6 Qb6, и в разноцвете их шансы, как минимум, не хуже.

15…Qхc6 16.e5 Qхc4 17.Bхa8 Nхe5 18.Rc1

Черные пожертвовали качество, но после 18.Qхd6 Bхg4 19.Bd5 Qd3 у них отличная компенсация.

18…Qb4?! (18…Bхg4!) 19.a3 Qхb2 20.Qхa4

Ответная неточность вместо укрепляющего 20.Bg2!

20…Bb7!

Битва шахматных великанов

21.Rb1?

Дело в этом просчете – Ботвинник ввиду нехватки времени не понял, что соперник собирается пожертвовать ферзя на три фигуры, иначе нашел бы 21.Bхb7 Qхb7 22.Rc3 h6 23.Bf4 Nf3+ 24.Rхf3 Qхf3 25.Qd1!, удерживая равновесие.

21…Nf3+ 22.Кh1 Bхa8! 23.Rхb2 Nхg5+ 24.Кh2 Nf3+ 25.Кh3 Bхb2

Битва шахматных великанов

Фигуры черных обретают удивительную гармонию, а бедный ферзь мечется и не может защитить скомпрометированную королевскую крепость…

26.Qхa7 Be4 27.a4 Кg7 28.Rd1 Be5 29.Qe7 Rc8 30.a5 Rc2 31.Кg2 Nd4+ 32.Кf1 Bf3 33.Rb1 Nc6 Белые сдались ввиду варианта 33…Nc6 34.Qc7 Bd4 35.Qхd6 Rхf2+ 36.Кe1 Re2+ 37.Кf1 Rh2 (Г. Каспаров).

Битва шахматных великанов

Староиндийский перелом произошел после применения Ботвинником системы Земиша, которая явно больше подходила ему по духу. Энергичная, последовательная и более ясная игра, где при случае можно начать атаку на черного короля, – Смыслов дважды капитулировал под напором соперника. Интересно, что и Таля в битвах с Ботвинником ждали неприятности в староиндийской с f2-f3. Надо отметить, что по сравнению с современным уровнем теории чемпионские сражения тогда разыгрывались не слишком идейно, и черные не показали особенных откровений, чем Михаил Моисеевич и пользовался.

Защита Грюнфельда. Счет +3 -2 =7 в пользу Смыслова

Тут Ботвинник и Смыслов оказались самыми настоящими пионерами. Они раньше всех поняли, что защита Грюнфельда – это дебют XXI века, и он переживет даже все компьютерные испытания! Грюнфельд возникал и когда Ботвинник руководил черными фигурами, но не слишком часто, так как основным репертуарным ходом Смыслова являлось 1.e4. Честно говоря, для меня загадка, почему Василий Васильевич не продолжал подавать слева: оба раза он уверенно разгромил противника, и вообще, по ощущениям, основные запутанные табии Грюнфельда куда больше подходили ему, нежели первому советскому чемпиону.

Сам же обладая правом выступки, Патриарх следовал своему правилу о том, что никогда не надо играть против своих же любимых дебютов. Проверив в первом матче расстановки с Bс4 и Bf4, а также с Qb3 в третьем (получились все ничьи), он еще более убедился в своей правоте.

Поэтому в остальном в грюнфельдовские баталии Михаил Моисеевич не ввязывался и предпочитал анти-грюнфельд с g3 – благо, тут готовиться было проще, учитывая, что партнер применял и староиндийскую. И при крайне неприятном суммарном грюнфельдовском балансе 0:3 сумел выиграть две важнейшие партии в матч-реванше 1958 года. После катастрофического старта вышедший на старт больным Смыслов отчаянно пытался нагнать своего визави, но…

М. Ботвинник – В. Смыслов

14 партия матча, 1958

1.c4 Nf6 2.Nc3 d5 3.cхd5 Nхd5 4.g3 g6 5.Bg2 Nхc3 6.bхc3 Bg7

Битва шахматных великанов

7.Rb1

В 18-й партии Ботвинник сыграл 7.Qb3 Nc6 8.Nf3 0–0, и тут сейчас любая программа покажет, а гроссмейстер, соответственно, будет в первую очередь рассматривать 9.h4!? Пешка идет вперед, захватывает пространство, создает дискомфорт, ладья может развиться с места. Ботвинник регулярно применял g2-g4 («таран Ботвинника»!), а в движении крайней пешки не был замечен – тогда время еще не настало! Помню даже, когда я писал пару статей на тему движения крайней пешки для сайта ChessPro, такой прием казался еще относительно свежим и не носил статус естественного, как улыбка младенца. Как шахматы изменились за 10 лет. А уж с 1958 года…

Ботвинник сыграл 9.0–0 Na5 10.Qc2 c5 и выиграл в сложнейшей борьбе полную взаимных ошибок партию, – критический момент из нее с легкой руки Марка Дворецкого вошел во многие решебники.

7…Nd7 8.c4

И снова компьютер двумя руками за 8.h4, а исторически более популярно 8.Nf3.

8…0–0 9.Nf3 Rb8

Тут играли 9…e5 или 9…c5, и даже качество жертвовали – 9…b6 с идеей 10.Nd4 Nc5 (10…Ne5!? 11.Bхa8 Qхd4) 11.Bхa8 Bh3. Смыслов тоже расставился неплохо

10.0–0 b6 11.d4 e5 12.Ba3 Re8 13.dхe5 Bb7! 14.Qc2 Nхe5 15.Rfd1 Qc8 16.Nхe5 Bхg2 17.Кхg2 Rхe5

Получилось равенство, но в эндшпиле Смыслов отчаянно пытался выиграть (он же отставал в счете), и в итоге перегнул палку.

Защита Нимцовича. Cчет +2 -0 =2 в пользу Ботвинника

А на этом направление у Смыслова дела складывались не блестяще, хотя в претендентских циклах защита Нимцовича служила ему верой и правдой, – тут Василий Васильевич самого Геллера обыгрывал! А у Ботвинника в его коронной схеме 4.е3 дела после войны шли далеко не так хорошо, как в канонической партии с Капабланкой. Но Смыслов почему-то упрямо применял исключительно схему с 4…b6, хотя уже в те годы палитра средств за черным была достаточно разнообразна. Получив болезненный удар на старте первого матча, Василий Васильевич затем долгое время не применял Нимцовича, но все-таки потом чемпионский марафон потребовал новых дебютов и новых идей.

М. Ботвинник – В. Смыслов

2 партия матча, 1954

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.e3 b6 5.Nge2 Ba6

Чего только не встретишь тут сейчас: 5…Ne4 или даже 5…Bb7 6.a3 Bd6. Но Василий Васильевич хотел использовать минус выхода коня на е2 и давил по диагонали а6-f1.

6.a3 Be7

Позднее Смыслов выбирал более надежное 6…Bхc3+ 7.Nхc3 d5 8.b3, хотя тут у белых два слона, и машина дает им свои «плюс сорок копеек». Думаю, скоро сторона черных в матчах осознала, что принятый ферзевый и даже голландская дают им больше простора для творчества.

7.Nf4 d5 8.cхd5 Bхf1 9.Кхf1

В 1957-м Ломбарди с Кересом применил дерзкую жертву 9.dхe6 Ba6 10.eхf7+ Кхf7 11.e4, которую тогда не оценили, а в наши дни применяли даже переписочники: 11…Bc4 12.Be3 Nc6 13.b3 Ba6 14.b4 Bc4 15.Rc1 с серьезной инициативой.

9…eхd5?!

Точнее 9…Nхd5 10.Ncхd5 eхd5, и тут 11.Qh5 Bg5! 12.Ne6 g6 13.Qхg5 fхe6 14.Qe5 Кd7! ведет к знаменитой позиции из учебника Иосифа Дорфмана, в которой черные прячут короля на b7, и у них все хорошо.

Поэтому аккуратнее 11.g3 0–0 12.Bd2 c6 13.Кg2, стараясь продавить по линии «с». Оборона черных не так проста, как может сразу показаться, – часто такие позиции возникают в защите Нимцовича с ходом 4.Bd2.

Битва шахматных великанов

10.g4!

А вот и «Таран Ботвинника» (не подумайте, что автор книги таким образом пытается сбыть оставшиеся экземпляры)! Черным и здесь рано сдаваться, но Смыслов после такого выпада «поплыл»…

10…c6

Опасно 10…h6 11.Qf3 c6 12.h4 и g4–g5, но после черные выбирали 10…g5!? 11.Nh5 Nхh5 12.gхh5 c6 13.Qf3 Na6 14.e4 Nc7, и их еще надо обыграть.

11.g5 Nfd7?

А вот это уже серьезная ошибка вместо ответной игры «в кость»: 11…Ne4 12.Nхe4 dхe4 13.h4 h6!? Теперь ботвинниковский танк просто сметает соперника.

12.h4 Bd6?

Еще один промах, хотя 12…0–0 13.Qg4 визуально не слишком радует глаз.

Битва шахматных великанов

13.e4! dхe4 14.Nхe4 Bхf4 15.Bхf4 0–0 16.h5!

Грозят атака на черного короля, конь белых вторгается на d6 или f6, на повестке дня d4-d5, и после 16…Re8

Плохо 16…Na6 17.h6 g6 18.Qa4 или 18…Nab8 19.Re1 (Г.Каспаров)

17.Nd6 Re6 18.d5! Смыслов отдал на d6 качество и вскоре капитулировал.

Битва шахматных великанов

Смыслов белыми

В некоторых партиях и без какого-либо грандиозного успеха Михаил Моисеевич применял испанскую партию, но основных участков боевых действий при его игре черными было три: французская и сицилианская защита, а после того как здесь у лидера советской шахматной школы возникли проблемы, пришлось вводить в бой защиту Каро-Канн. Конечно, в 1954-1958 годах еще никто не знал, что Таль вообще выбьет французский блок из рук Патриарха, заставив его сосредоточиться на ходе 1…с6.

Французская защита. Cчет +3 -1 =6 в пользу Смыслова

До войны Михаил Ботвинник был абсолютным гуру французской защиты. Сдваивал белым пешки «с», приводил слона или ферзя на блокадное поле а4, жертвовал качество, выигрывал как прямой атакой, так и в затяжных эндшпилях. И даже статьи с некоторой издевкой писал на тему: «почему советские мастера еще не совершенны в позиционной игре», приводя примеры из этих партий.

Но Смыслов бросил здесь своему сопернику настоящий вызов – провозгласил, что после 1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 у черных должно быть хуже! Ведь они отдают своего чернопольного слона, и поля в их лагере будут слабыми. Итог дуэли оказался крайне тяжелым для Ботвинника – кроме стартовой удачи, он дальше вообще не выиграл ни одной партии, а проиграл целых три! Патриарх в основной линии после 4.e5 c5 5.a3 пробовал и бить на с3, и отходить на a5, но без прочтения курса Аниша Гири на Chessable или (как любят сейчас писать – на худой конец!) изучения книги «Modern French» и по сей день здесь у черных нигде нет покоя.

Действительно, вариант Винавера до сих пор не опровергнут, но черные здесь ходят по минному полю, поэтому элитные гроссмейстеры так играют редко, и даже Ян Непомнящий в претендентском турнире столкнулся в своей любимой французской с проблемами.

Надо сказать, что в своем стремлении доказать пагубность выхода слона на b4 Смыслов пошел куда дальше и начал играть 4.а3 сразу! Позднее этот ход стал любимым в репертуаре выросшего на матчах Ботвинник – Смыслов Роберта Фишера и нет-нет, да встречается в современной практике.

В. Смыслов – М. Ботвинник

7 партия матча, 1954

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 4.a3 Bхc3+ 5.bхc3 dхe4 6.Qg4 Nf6 7.Qхg7 Rg8 8.Qh6 c5 9.Ne2

Битва шахматных великанов

9…Rg6

На Ботвинника белый ферзь действовал, как красная тряпка на быка, а нынешняя теория считает, что не надо его гнать на защиту центральных устоев – сильнее хитрое 9…Bd7 или прямое 9…cхd4 10.cхd4 Nc6.

10.Qe3

Сейчас нередко предпочитают 10.Qd2!?

10…Nc6 11.dхc5

Три года спустя Василий Васильевич полностью переиграл своего могучего визави после 11.Bd2 Ne7 12.Ng3 Bd7 13.dхc5 Qc7 14.c4 Bc6 15.Be2 Ng4 16.Bхg4 Rхg4 17.h3 Rg7 Смыслов – Ботвинник, 1957, и после 18.0–0–0 0–0–0 19.Bc3 черным совсем тяжко, но белые побили 18.Nхe4 и каким-то чудом не выиграли.

В данной партии Смыслов предпочел более конкретный ход, который вынуждает черных идти на тактические ухищрения, чтобы отыграть материал.

11…Ng4 12.Qхe4 Qd1+ 13.Кхd1 Nхf2+ 14.Кe1 Nхe4 15.Nf4!

В современной практике после 15.Ng3 Nхc5 16.Be2 b6 черные достигли ничейной гавани, Алексеев – Мартиросян, 2017. Смыслов действует принципиальнее и все-таки остается с лишней пешкой.

15…Rg8 16.Bd3 Nхc5 17.Bхh7 Rh8 18.Bd3

Битва шахматных великанов

Компенсация у черных есть, и стоило начинать игру против сдвоенных белых пешек «с» путем 18…b6! Ботвинник берет курс на разноцвет, но исправляет белым «прическу».

18…Nхd3+?! 19.cхd3 Bd7 20.Be3 0–0–0 21.Кf2 e5 22.Ne2 Bg4?

Еще один промах вместо 22…b6 23.d4 f6 с идеей поставить короля на b7 и надавить-таки на пешку с3. Отдав слона, черные уже не могут мечтать о ничейном разноцвете, а оставшийся слон белых при отдаленной проходной намного сильнее коня Ботвинника.

23.h3 Bh5 (23…Bхe2 24.Кхe2) 24.d4 Bхe2 25.Кхe2 eхd4 26.cхd4 Nхd4+ 27.Кf2, и белые легко выиграли за счет отдаленной проходной «h».

Сицилианская защита. +4-3=5 в пользу Смыслова

После краха французского фронта Ботвинник всеми силами отступил на фронт сицилианский, так как тут вначале Смыслов испытывал закрытый вариант с 2.Nс3 и 3.g3, который у него в матче не пошел. Точнее, не пошел в основном порядке, а вот при различных перестановках (из французской с 2.d3 и староиндийского начала) Василий Васильевич добился локальных успехов. Но понятно было, что долго продолжаться так не может, и претендент начал ходить 2.Nf3 и 3.d4, где главной надеждой Патриарха была система Раузера, в которой он очень любил потом ходить g6, – прям как сейчас Даниил Дубов и Борис Гельфанд!

Здесь Смыслов в какой-то момент облюбовал экспериментальное 1.е4 с5 2.Nf3 Nc6 3.d4 cхd4 4.Nхd4 Nf6 5.Nc3 d6 6.Be2 g6 7.Be3 Bg7 8.h4!? – он был готов двигать вперед крайнюю пешку! А до этого сражение шло на направлении 6.Bg5 e6 7.Фd2 a6 7.0-0-0 h6 – Ботвинник после разгрома от Кереса не рисковал играть свое фирменное 7…h6!? (скорее, верный знак ?!), вынуждая размен слона, а применял схему, которую наиграл в тренировочном матче с секундантом Юрием Авербахом.

В. Смыслов – М. Ботвинник

8 партия матча, 1957

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 cхd4 4.Nхd4 Nf6 5.Nc3 d6 6.Bg5 e6 7.Qd2 a6 8.0–0–0 h6 9.Be3

Сейчас наиболее опасным считается 9.Nхc6! bхc6 10.Bf4 d5 11.Qe3 – играть так черными решаются только самые отъявленные тореадоры.

Битва шахматных великанов

9…Bd7

Пробовал Ботвинник и 9…Ng4?!, что оказалось четко встречено белыми: 10.Nхc6 bхc6 11.Bc5! Bb7 12.h3 dхc5 (при 12…Qa5 13.Bхd6 0–0–0 14.Bc7 Qхc7 15.Qхd8+ Qхd8 16.Rхd8+ Кхd8 17.hхg4, Кокарев – Чернышев, 2002 черные без пешки) 13.Qхd8+ (возможно, еще сильнее 13.hхg4!?) 13…Rхd8 14.Rхd8+ Кхd8 15.hхg4 Смыслов – Ботвинник, 1957, – слоны черных прикованы к защите слабых пешек «с», и им предстоит тяжелая оборона. Хоть Михаил Моисеевич и устоял, но больше не рисковал так играть.

10.f4

После 10.f3 b5 11.Nхc6 Bхc6 вместо типового 12.Ne2 Смыслов экспериментировал путем 12.Qf2 Qc7 13.Bd3 Be7 14.Qg3 g6, но тут в дальнейшей борьбе Ботвинник переиграл соперника за счет своего раузеровского опыта.

10…Rc8 (на 10…b5 намечено 11.Bd3) 11.Кb1 b5 12.Bd3, и тут вместо нормального 12…Be7 чемпион решился на авантюру: 12…Ng4?! 13.Bg1 Nхd4? 14.Bхd4 e5 15.Bg1 eхf4 16.Nd5 Ne3 17.Bхe3 fхe3 18.Qхe3, – выяснилось, что черным просто нечем ходить, на 18…Be7 заготовлено 19.e5! Ботвинник затянул борьбу до контроля, но все равно капитулировал.

Битва шахматных великанов

Защита Каро-Канн. Счет +2 -2 =2

Удивительно, но, по сути, матч 1957 года показал: у Ботвинника, у великого Ботвинника просто нет дебюта черными! Или, точнее, что в своих дебютах Михаил Моисеевич застрял в послевоенных сороковых… Он побывал в нокауте в Грюнфельде, а уж после 1.е4 его дебютный репертуар трещал по швам: французская не годилась, а в сицилианской он явно набрал больше очков, чем заслуживал по позициям. Не зря после Смыслова его в Раузере на Олимпиаде 1958 года обыграл Дюкштейн. А Дюкштейн – это все-таки по силе игры явно не Керес, не Корчной, не Геллер и не Фишер!

Ботвинник явно нуждался в чем-то новом, и таковое нашлось! Я не стал бы переоценивать здесь именно мощь самого Каро-Канна (вот с рижским кудесником КК очень сильно помог ММ сохранить титул), – как и через несколько лет Таль, Смыслов вышел на старт матч-реванша 1958 года больным. Ему не удалось перенести начало матча, и, как обычно бывало, железный Ботвинник уверенно выиграл эту закулисную борьбу. Не зря потом Василий Васильевич успокаивал при личной встрече Геннадия Кузьмина, которого уже на склоне карьеры «прокатил» с межзональным: «Молодой человек, ну что вы хотели – я же с Ботвинником такую школу прошел…»

Действительно, в первых двух применениях Каро-Канна Ботвинник добился побед, но потом Смыслов освоился в новом дебюте и нанес сопернику пару ответных пробоин, после чего Михаилу Моисеевичу пришлось чередовать новое оружие с опасно-привычным Раузером… Совершенно точно, что здесь Василий Васильевич намного предвосхитил развитие теории, а вот Фишера в этом коронном смысловском варианте с 2.Nc3, 3.Nf3 ждали сплошные неудачи, – Роберт Джеймсович зато первым отметился в 3.eхd5 cхd5 4.Bd3.

В. Смыслов – М. Ботвинник

19 партия матча, 1958

1.e4 c6 2.Nc3 d5 3.Nf3 Bg4

Ботвинник в 1958-м применял и ультасовременное 3…dхe4 4.Nхe4 Nf6!?, но, к сожалению, бил на f6 пешкой g7.

4.h3 Bхf3 5.Qхf3 Nf6 6.d3 e6 7.a3

На старте матч-реванша случилось 7.Be2 Nbd7 8.Qg3 (очень современно, просто дальше Смыслов действовал неудачно) 8…g6 9.0–0 Bg7 10.Bf4 Qb6 11.Rab1 0–0 12.Bc7 Qd4! Смыслов – Ботвинник, 1958, и черные переиграли соперника. Сейчас применяют 7.Bd2, 7.g3 и даже сразу 7.Qg3!?, но под конец матча Василий Васильевич выдал план, которым гордился бы и современный гроссмейстер.

7…Be7

Аккуратнее 7…Nbd7, а при компьютерном рецепте 7…Qa5 8.Bd2 Qb6 самое известное 9.Ra2!? МакШейн – Юффа, Ханты-Мансийск 2019.

Битва шахматных великанов

8.g4!

Представляю, с каким удовольствием Смыслов сделал этот ход. «Таранец вам, Михаил Моисеевич!»

8…Nfd7 9.d4 Nf8?

Как и некогда Смыслов в такой же ситуации, Ботвинник сразу пошел по линии наименьшего сопротивления вместо упорного 9…Qb6!?

10.Be3 Ng6 11.Qg3 Bh4 12.Qh2 Nd7 13.0–0–0 Qb8

Пока черные бродили конем, белые уже нападают – 13…0–0 14.f4.

14.f4 dхe4 15.Nхe4 Nf6

Не затормозит атаку и 15…0–0 16.Bd3.

16.Nхf6+ Bхf6 17.Qf2 Bh4 18.Qf3 Ne7 19.Bd3

Пора на штурм!

19…g6 20.f5, Смыслов отпраздновал победу в этой партии, но к этому моменту отставал на целых четыре очка, и в дальнейшем ему удалось лишь немного сократить разницу в счете.

P.S. В процессе написания статьи вашего автора не раз посещала ностальгия по длинным матчам того времени. Прибавить бы еще немного к нынешним четырнадцати партиям в регламенте (и так нас побаловали плюс двумя) – глядишь, и тай-брейк уже не понадобится, и не придется сетовать на тотальные ничьи. Ну, а пока мы можем добрым словом вспомнить исторических соперников, сражавшихся более 60 лет тому назад и прокладывавших дебютные магистрали для шахматистов будущего.

Фото Бориса Долматовского, Chesspro.ru, «Шахматного обозрения-64»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *