Серебряный призер Кубка мира ФИДЕ ответил на вопросы Владимира Барского

– Сергей, ты участвовал во всех Кубках мира?

– Я играл еще в чемпионате мира в Триполи в 2004 году по приглашению Кирсана Николаевича Илюмжинова. Это был мой первый нокаут-турнир. А потом – да, во всех Кубках мира, начиная с 2005 года.

– Победу в 2015 году мы, конечно, помним. А в остальных турнирах какие лучшие достижения?

– В 2007 и 2009 годах, то есть в 17 и 19 лет я дошел до полуфинала. Но если Борису Гельфанду в 2009-м я проиграл совершенно по делу, то с Алексеем Шировым в 2007-м была жуткая борьба, но мне тогда, наверное, не хватило опыта.

– Как долго готовился к нынешнему Кубку, какие цели ставил?

– Поскольку других турниров не было, Кубок мира стал центральным событием этого шахматного года! К тому же тут разыгрывались путевки в турнир претендентов, так что я, можно сказать, всё положил на алтарь подготовки к Кубку.

– Какая у тебя была главная цель: отобраться в турнир претендентов или стать двукратным обладателем Кубка?

– Однозначно, задача была – выйти в турнир претендентов. Хотя не буду лукавить и говорить, что я не пытался этот турнир выиграть. Это было бы неправдой. Но – мне не хватило сил.

Сергей Карякин: Главное – хотел получить удовольствие от игры

– Может, подсознательно сработала установка, что главная задача выполнена?

– Вполне может быть. Здесь как раз очень много психологии, некоторые вещи я объяснить не могу. И в первой, и во второй партиях матча с Яном-Кшиштофом Дудой были моменты, которые я не могу объяснить только с шахматной стороны. Оба раза у меня в компьютере были записаны правильные ходы, я эти варианты повторял перед игрой, а потом приходил в зал и смотрел на позицию так, словно видел ее первый раз в жизни. Честно говоря, я думаю, что это психо-эмоциональная усталость, если можно так сказать. Мы ведь здесь уже практически месяц, это довольно тяжело. Но хочу еще раз поздравить с заслуженной победой Яна-Кшиштофа, который провел впечатляющий турнир!

– А как для тебя складывался турнир?

– С одной стороны, тяжело, но с другой – интересно. Когда меня перед стартом спрашивали, какую ставлю перед собой задачу, я ответил: хочу получить удовольствие от игры.

– Получил?

– Безусловно! Хотя были тяжелейшие матчи, в некоторых приходилось отыгрываться. С Сэмом Шенклендом особенно запоминающийся, когда два раза удалось сравнять счет. С Владом Артемьевым был очень тяжелый матч, с Максимом Вашье-Лагравом… Ни одного простого матча не было, и то, что мне удалось пройти так далеко, я расцениваю как большой успех.

– С подготовкой всё было в порядке?

– Да, подготовка работала хорошо, хочу выразить благодарность Денису Хисматуллину за чисто шахматное содержание. Особенно удачный момент: в одной из дополнительных партий с Шенклендом я применил жертву пешки е4-е5, которую во время 10-минутного перерыва мне показал Денис. Я сразу получил большое преимущество и выиграл. Так что спасибо Денису и спасибо моей жене Галие, которая ограждала меня от всех бытовых проблем, благодаря чему я мог концентрироваться только на шахматах.

Сергей Карякин: Главное – хотел получить удовольствие от игры

– Идея Хисматуллина действительно такая сильная, что ты сразу в нее поверил? Или тут важнее был психологический эффект?

– Я, наверное, не могу всё рассказывать, но у всех компьютеры уже достаточно сильные. Достаточно немного покрутить эту позицию, чтобы понять… Не буду говорить, что эта новинка выигрывает, но она очень-очень опасна для черных. Если черные не знают, как реагировать, то она практически убийственна.

– Денис успел во время вашей предыдущей партии найти эту идею, проанализировать и в перерыве между партиями показать тебе?

– Да. Это было супер-важно!

Сергей Карякин: Главное – хотел получить удовольствие от игры

– Во второй партии финала Дуда применил очень сильный план с Bb5 и Ke2?

– Мне нельзя было этого допускать ни в коем случае! До 9.Rd1 – это моя партия из полуфинала с Федосеевым. Вообще, я этот вариант очень много анализировал. После 9.Rd1 у меня тоже записаны разные пути за черных… Я бы сказал одной фразой: надо играть только не так, как я играл! (смеется). Так уж получилось, что я пошел по пути наименьшего сопротивления.

А что случилось в первой партии? Вместо того чтобы сразу пойти 10.Rd1 я включаю размен 10.Nxc6 bxc6 и только потом играю 11.Rd7. Следует 11…Bd7, и я практически вынужден делать ничью. Что это такое? Я не говорю, что обязательно добился бы преимущества, но была бы какая-то борьба. А так совершенно бессмысленно отдал белый цвет.

– В последнее время почти не было живых турниров. Как для тебя прошел карантин?

– Слава богу, я участвовал в Суперфинале в декабре прошлого года, это дало мне определенный импульс. Понял, что при определенной подготовке могу рассчитывать на высокие результаты. Потому что до Суперфинала я, честно говоря, понятия не имел, в какой нахожусь форме. А так я выступил достойно и понял: надо готовиться, и на Кубке мира шансы будут. Хотя, конечно, это такой турнир, где никто никаких гарантий дать не может. Магнус Карлсен вот в очередной раз не может выиграть Кубок.

– Антиковидные меры в Сочи – маски, тесты и т.п. – влияли на концентрацию?

– Безусловно, это отвлекало. Конечно, не хочется каждые три дня сдавать ПЦР-тесты, меня это жутко раздражает, не буду притворяться. Однако, с другой стороны, лучше уж так, лишь бы была возможность играть в живые шахматы, а не в интернете.

– Интернет надоел?

– Я не получаю совершенно никакого удовольствия от игры в интернете. Не вижу нормально соперника, и еще у меня почему-то всё время возникают проблемы с интернетом и с мышкой – хоть и покупал специальное оборудование. Не чувствую противника, и у меня не получается концентрироваться. Вспоминается такой эпизод. Я играл в Titled Tuesday с Алексеем Дреевым. У меня три минуты на партию, и в какой-то момент вылетает интернет. Я начинаю бегать с ноутбуком по комнате, чтобы найти какую-то точку, где есть вай-фай. Из трех минут у меня остается полторы, мы продолжаем игру, после чего в какой-то момент интернет слетает уже у Дреева, и он проигрывает! Это был апофеоз моих интернет-шахмат!

– Интересно, Алексей бегал по комнате?

– Думаю, нет, и это была его ошибка! (улыбается).

– Но сейчас ситуация с живыми шахматами улучшается?

– Я очень доволен, что в сентябре у меня будет турнир в Ставангере. Сыграть супертурнир – уже отлично. Дальше не стану загадывать, сложно сказать, какой у меня будет график. В любом случае, в следующем году состоится турнир претендентов, и это для меня большой стимул для серьезных занятий шахматами.

– Спасибо, Сергей, и удачи!

Фотографии: Анастасия Королькова и Эрик Розен, ФИДЕ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *