О своем выступлении в Кубке мира ФИДЕ трехкратная чемпионка России рассказала Владимиру Барскому

– Турнир получился очень интересным, я играла солидно, как никогда. Мы с тренером очень долго готовились; можно сказать, пандемия оказалась нам на руку. Примерно два года мы работали над тем, чтобы набрать солидности в постановке партии в целом и дебюта в частности, чтобы улучшить память. Наши тренировки принесли плоды.

Единственное, когда случается какой-то сбой в организационных моментах (как было у меня недавно на этапе Гран-при ФИДЕ, когда из-за задержки первого рейса я опоздала на второй и с большими приключениями добиралась в Гибралтар), то я, естественно, нервничаю, и потом всё идет не так. Нервная система у меня такая. А тут до турнира я нервничала, что цены на гостиницы высокие – это Красная Поляна, разгар летнего сезона, народу много… Но выяснилось, что предоплату за отели вносит ФИДЕ, а потом вычитает соответствующую сумму из приза, а мне оплачивает проживание Школа А. Карпова. Оказалось, что и переживать-то не за что! Единственное, в один из дней осталась без обеда, так как отель не сориентировался по нашей оплате.

– В тот день, кажется, ты как раз выиграла партию в хорошем стиле?

– Да, у Харики. Сначала я переживала, разозлилась…

– Поэт должен быть голодным?

– Да-да (смеется)! Мне удалось собраться. С недавних пор я занимаюсь со спортивным психологом, и результаты улучшились.

Валентина Гунина: Самое главное – структурировать мысли в голове!

Валентина Гунина и Дронавалли Харика

В Красной Поляне я была с братом, который переехал к нам с мамой год назад. Я ему говорю: «Если бы ты переехал раньше, я бы уже давно выиграла Кубок мира!»

– В чисто шахматном плане твоя игра, действительно, стала намного солиднее, но всё же в некоторых случаях твои решения, скажем так, оставляли вопросы…

– Я одна довольно мало занимаюсь дебютом, привыкла больше работать головой во время партии. Мне не нравится работать с компьютером, хотя я понимаю, что надо. И возникает конфликт: вроде, ты профессионал, должен смотреть дебют, а я не смотрю и в результате в какой-то момент начинаю паниковать, и меня «переклинивает». На тренировках, когда спокойна, могу выдать 100-процентный результат в решении каких-то позиций. Сейчас меня тренер заставляет больше внимания уделять именно дебюту. Иногда я вообще не понимаю, что происходит в той или иной позиции, и его постоянно пытаю: «А это что? А этот ход зачем нужен?»

Скажем, в партии с Нино Бациашвили я вспомнила весь вариант, но меня смущал один ход. Помню, тренер про него что-то говорил, а что – не могла вспомнить. И начала нервничать: может, я где-то ошиблась? Такие возникают моменты, связанные с моим, скажем так, мироощущением. Мы над этим работаем, стараемся убрать подобные ситуации. Без них получаются такие солидные партии, как с Харикой.

– А что случилось в первой партии с Александрой Костенюк?

– Я начала выступать с первого круга, играла уже две недели, а турнир очень тяжелый. И в какой-то момент у меня просто голова отключается. Такое и с Нино было. Я вижу, что, вроде бы, выигрываю, начинаю задумываться… А из-за того, что стала играть солидно, я трачу очень много энергии и времени на обдумывание. У нас была установка, что я должна и в дебюте думать подольше, чтобы не «шлепать». В результате ты доходишь до точки, в которой мозг выключается, и всё! Я пытаюсь его перезапустить: сходить умыться, попить чай или кофе, какие-то движения поделать, но он просто выключается – и всё. Играю с Сашей и вижу, что уже ничья, пора ее делать, а мозг выключается. Когда понимаю, что мне уже надо бороться за ничью, я зеваю. Мозг настолько устал, что уже не вижу даже, как фигуры ходят… Когда мы потом разбирали партию, не могла понять: почему я просто не повторяла ходы?

– Каково сейчас твое физическое состояние?

– Оно улучшалось, а в январе я снова начала хромать и очень расстроилась, думала: ну вот, всё пойдет по второму кругу… К счастью, мой психолог рекомендовала врача-остеопата, который посоветовал мне специальный комплекс упражнений и определенные процедуры, массаж и т.п. Когда я узнала, что ничего страшного не происходит, то очень обрадовалась!

Валентина Гунина: Самое главное – структурировать мысли в голове!

С Павлом Понкратовым перед началом очередного тура

– Как здесь проводила свободное время, восстанавливала силы?

– У меня брат очень начитанный, и он мне советовал, что надо делать, как правильно питаться. Теперь я знаю, например, что именно надо есть перед партией, как гулять, отдыхать и т.п. У нас был очень здоровый режим.

Я всегда стараюсь кого-то взять на турнир, часто со мной ездила мама. Но сейчас на ней остались наши «хвосты», а еще она такая мягкая, что когда я злюсь, она обижается. А брат – чего на него злиться? (смеется).

– Какие в целом впечатления от турнира?

– Мне очень понравился игровой зал: просторный, с хорошим освещением.

– Вы ведь уже играли в этом зале на женском чемпионате мира в 2015 году.

– А не в 2013-м? В любом случае, это было уже так давно… В какой-то момент, когда число участников сильно сократилось, зал уменьшился (стены оказались передвижные), и было очень прикольно наблюдать за реакцией других шахматистов на эту метаморфозу. Многие, кажется, подумали: ну вот, крыша-то уехала!

Операторы очень хорошо работали, бесшумно. Иногда у них случаются какие-то сбои, их слышно, а тут игроков ничто не отвлекало.

– К чему будешь дальше готовиться, где играть?

– Поскольку тренировки приносят свои плоды, будем продолжать. Как я рассказывала в нашем прошлом интервью, занимаюсь самообразованием. Уроки географии, например, привели к тому, что начала улучшаться память. Причем настолько, что тренер нарадоваться не может. Говорит: ты раньше и 5 ходов не могла запомнить, а сейчас 20 запоминаешь!

Оказалось, можно тренировать всё что угодно, просто для каждого человека действенным оказывается свой метод. Кому-то советуют учить стихи, а я их с детства не люблю, так что это не мой вариант. А география мне нравится сама по себе, потому что я люблю путешествовать. Я выучила столицы государств, их местоположение, флаги… Сложнее всего было выучить острова Карибского бассейна и Океании.

– Придется теперь туда ехать?

– Ну, я составила список, куда бы хотела попасть.

– И какой топ-5?

– В Америке я была только в Сент-Луисе, ни разу не была в Южной Америке. На самом деле, и по Европе хотелось бы еще поездить. В последнее время я много путешествовала по России – открывать для себя родную страну тоже очень интересно. Мы с мамой ездили, например, по Золотому кольцу, недавно побывали в Муроме.

Кроме того, мы с Максимом Геннадьевичем Ноткиным продолжаем играть в игру, про которую я уже рассказывала: «Знаешь ли ты?» Ему, бедному, тоже приходится самообразовываться. У нас много разных тем, в том числе география, и недавно мы изучали, например, Аландские острова.

– Где это?

– В Балтийском море, по пути из Петербурга в Стокгольм. Сейчас они принадлежат Финляндии. Брат советует мне, какие книги почитать, какие лекции послушать. Есть, например, очень крутой сайт Наука 2.0; там я посмотрела видео про создание вселенной, про нашу планету…

Валентина Гунина: Самое главное – структурировать мысли в голове!

Мы с братом обсуждаем много разных тем, и одна из них – чем отличаются мужские шахматы от женских. Мужчины умеют гораздо лучше структурировать информацию. Я поняла, что мой хаос тоже можно структурировать, подстроить под себя. Мне кажется, моя более солидная игра именно с этим и связана. Доходит до смешного. Что такое испанская партия? Я почти всегда играла 1.d4, для меня 1.е4 – как другая вселенная, я не могу понять и запомнить порядок ходов. Вроде, мы и со сборной этой дебют смотрели, я много партий знаю, а порядок ходов не могу запомнить. А когда появилась структурированность, то оказалось, например, что я все партии Карпова знаю, все планы знаю. И все ключевые моменты я запомнила.

Еще одно отличие мужских гроссмейстеров от женских в том, что они очень много читают. И смотрят партии и дебюты. Для меня очень важно, чтобы тренер что-то показал; но я понимаю, что надо самой как можно больше смотреть и читать. В Красную Поляну я взяла шахматы, мы с братом всё смотрели и повторяли. Он раньше сам играл, поэтому у него уровень хороший; сейчас он преподает шахматы в Сколково. Так что самое главное – это научиться структурировать мысли в голове!

Фотографии: Эрик Розен, ФИДЕ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *